Выступление организовано Российско-французским центром образования и консалтинга ИГСУ совместно с Ресурсным центром по сотрудничеству в сфере образования «Франция-Россия».

Гостя представил директор ИГСУ Игорь Барциц. Жан-Робер Равио — крупный специалист в области российских исследований, директор двуязычного направления по специальности «Право/Россия», директор магистерской программы «Российские, советские и постсоветские исследования» в одном из крупнейших университетов Парижа. Выпускники этого учебного заведения известны не только во Франции, но и далеко за ее пределами. Достаточно вспомнить Анн Идальго – мэра Парижа, Кристин Лагард — директора-распорядителя Международного валютного фонда, Доминика де Вильпена – премьер-министра страны с 2005 по 2007 годы, последовательно выступавшего за развитие отношений с Россией, Николя Саркози —  президента Французской республики с 2007 по 2012 годы, пожизненного члена Конституционного совета Франции.

Игорь Барциц отметил, что цель визита Жана-Робера Равио в РАНХиГС значительно шире знакомства российских студентов с современной политологической наукой в рамках одной лекции – такое и невозможно. Профессор ведет переговоры с руководством ИГСУ о создании совместной магистратуры по направлению «Зарубежное регионоведение». «Так сложилось, — сказал Игорь Барциц, — интерес Запада к России возрастает именно тогда, когда появляется некая напряженность в отношениях. Надеюсь, отношения улучшатся, а взаимный интерес останется».

Жан-Робер Равио на прекрасном русском языке сообщил, что более 20 лет изучает Россию, сотрудничает с российскими коллегами и сегодня рад предложить новые перспективы совместной работы. Более того, он называет себя русофилом, поэтому считает необходимым найти пути преодоления недопонимания между нашими странами.

Профессор считает, что, живя в крайне сложной международной обстановке, мы становимся заложниками устаревших политических схем. Нами управляют эмоции, на почве которых созревают клише, препятствующие взаимопониманию. Поэтому задача ученых сегодня – услышать диссонанс, понять его природу и истоки, искать и находить общий язык, который из области науки перейдет в область политики и дипломатии. Так, французскую политическую лексику обогатили русские слова «аппаратчик», «перестройка», «привилегии» и многие другие. Вместе с терминами пришло и понимание многих процессов, происходящих в советском, позже – российском обществе. И наоборот, в русском языке есть политические термины французского происхождения – мэр, префектура, суверенитет.

Именно понятие суверенитета, по мнению Жана-Робера Равио, стало сегодня источником взаимного недопонимания. По-русски это слово звучит слишком «импортно», а для французов имеет современный и ясный смысл. Его истоки восходят к 16 веку, к теории Жана Бодена. «Геополитическая культура Франции – уверенность в себе. Мы во Франции считаем наш суверенитет необратимым, поэтому не видим ничего страшного в делегировании некоторых его составляющих Евросоюзу. Отмена границ рассматривается у нас как установление мира. В России пока наоборот. Граница для вас – гарантия безопасности, и для этого есть основания. Суверенитет вашей страны – явление молодое и по восприятию пока не прочное. Это очень значимый психологический фактор – страх потери суверенитета», — считает Жан-Робер Равио. Именно непониманием этой разницы и объясняет профессор настороженность Запада по отношению к риторике Владимира Путина.  И предлагает проанализировать мюнхенскую речь Президента России: «Это выражение воззрений Вестфальского мира. Это традиционный подход к устройству миропорядка. Суверенитет – ключевое понятие доктрины Путина».

фр француз 2

0 комментариев

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Sending

Авторизуйтесь

или    

Забыли пароль?

Create Account